Христианское понимание силы слова

Филология и православное богословие о силе слова

В XX веке почти без взаимного соприкосновения существовало то, что говорит о “силе слова”, с одной стороны, филология как наука (стилистика – применительно к обычной речи, поэтика и риторика – применительно к речи художественной) и, с другой стороны, богословие (которое темой “силы слова” интересуется не в меньшей степени, но подходит к ней в ином плане). Впрочем, одна авторитетная филологическая концепция привлекла самое пристальное внимание богословов. Было это в серебряный век, когда подразумеваемая концепция стала чрезвычайно популярна в литературно-художественных кругах и ее воздействие на современную словесную культуру было весьма интенсивным. Речь идет о филологической концепции А. А. Потебни.
Труды скромного харьковского профессора, скончавшегося в 1891 году, в серебряный век заново “открыли” для себя, назвав их автора великим мыслителем, деятели русского символизма. Для их теорий, опирающихся на феномены символа, художественно-творческого синтеза – по-особому трактуемого, по-особому понимаемой стилизации и т. п., оказалось чрезвычайно близким то, как переосмыслил А. А. Потебня восходящее к античности понятие “внутренней формы”. Для Потебни внутренняя форма есть нечто центральное и в языке, и в стиле художественной словесности. По Потебне, внутренняя форма, как известно, образует сложную иерархию (внутренняя форма слова – словосочетания – фразы – строфы – абзаца – главы – части. – вплоть до внутренней формы произведения как целого). Символистов в соответствии с их творческими устремлениями заинтересовал, пожалуй, более всего круг вопросов, связанных со внутренней формой слова и образного словосочетания – тропа (в особенности символа), да и вся потебнианская концепция была воспринята сквозь призму мистического символистского мировидения. Так, А. Белый в работе, в подражание знаменитому труду Потебни названной им “Мысль и язык”, писал: “От лингвистики, грамматики и психологии словесных символов приходит Потебня к утверждению мистики самого слова. ” (1, 251). На деле в работах А. А. Потебни нет прямых утверждений этого рода. Но значит ли последнее, что А. Белый совершенно произвольно приписал его концепции данную черту?
Цитированная брошюра А. Белого опубликована в 1910 г., однако еще годом ранее в “Богословском вестнике” вышла статья П. А. Флоренского “Новая книга по русской грамматике”, где молодой теолог, будущий священник, тоже в восторженном тоне отзывается о концепции Потебни, называя его даже “святым от науки” (11. 2). Впоследствии Флоренский не раз вернется к воззрениям А. А. Потебни на слово, на словесное сообщение. Сам он, восприняв потебнианское представление об особой важности внутренней формы для словесно-языковых явлений, как богослов усмотрел во внутренней форме душу слова: ” Эта душа слова – его внутренняя форма – происходит от акта духовной жизни. как явление самого духа” (12. 233). Флоренский в качестве богослова отнюдь не одинок в своем внимании к слову и языку. Его старший современник святой праведный Иоанн Кронштадтский записывал в своем дневнике “Моя жизнь во Христе”:
“Словесное существо! Помни, что ты имеешь начало от слова Всетворца и в соединении (через веру) с зиждительным словом, посредством веры, сам можешь быть зиждителем вещественным и духовным” (6, 1, 133).
“Помни, что в самом слове заключается возможность дела; только веру твердую надо иметь в силу слова, в его творческую способность” (6,1,134).
Если вернуться к символистам, то их мистика опиралась именно на веру в “силу и совершимость слова” – впрочем, эта вера, что важно, символистами с их теософскими, оккультными, гностическими увлечениями извращалась в явно не христианском, а то и антихристианском духе. Такие их теоретики, как уже цитированный А. Белый или Вяч. Иванов в своих мечтах о придании художественному символу мистических энергий предпочитают ссылаться не на христианские молитвы, а на источники совсем иного рода – на “заговоры и заклинания” языческих “жрецов и волхвов”, на практику колдунов и магов (1;5). Православие, как известно, не отрицает определенной действенности колдовских словесных текстов, однако четко указывает, что “помощь” практикующему чародею приходит от злых сатанинских сил. Такая “помощь” таит огромную опасность: “Кто в каком слове упражняется, – на заре христианства писал св. Петр Дамаскин, – тот получает свойство того слова, хотя этого и не видят неопытные, как видят имеющие духовность” (3, 113).
В православных святоотеческих текстах содержится множество примеров исполнения молитв – чудесных спасений, исцелений и т. д. (констатируем это как факт, не пытаясь вдаваться в разбор такого рода свидетельств). Обычно описывается исполнение какой-либо конкретной молитвенной просьбы, обращенной верующим к Богу. Но вот интересный случай иного рода, рассказанный в относительно недавнее время нашим православным святым епископом Игнатием Брянчаниновым, образованнейшим богословом, ярким писателем, современником Тургенева и Гоголя. Его посетил в монастыре пришедший в Россию с самого Афона монах, в котором св. Игнатий заметил “что-то особенное”, а беседа с монахом обнаружила, что тот “в самодовольстве, в восторге от себя, в самообольщении, в прелести” (то есть в сатанинском прельщении. – Ю. М.). При этом, что особенно интересно, оказалось, что пришелец с Афона способен ходить в зимний мороз без теплой одежды, может почти ничего не есть, не спать и носит тяжелые вериги. Св. Игнатий рассказал тогда гостю, что проводит якобы “развлеченную жизнь” и потому сам не способен опробовать описанный святыми Отцами особый способ молиться “со вниманием”, но просит сделать так пришельца. Тот усмотрел в этой просьбе комплимент своей “святости” и охотно согласился. И вот всего через несколько дней такой молитвы монах, подобно обычным людям, стал зябнуть на морозе. испытывать потребность в еде и сне, и, ошеломленный, поспешил снять с себя и вериги (3, 239 – 240). Естественно, молился он Богу о своем помиловании, а не об отнятии у своего организма всех этих “чудесных” свойств, – то есть соответствующих именно им слов не произносил. Но лишился как раз их, хотя впрямую не просил об этом и явно на это не рассчитывал.
Опять-таки не дерзая на личный комментарий приведенному свидетельству (фактическая достоверность которого несомненна), обратим внимание, что П. А. Флоренский, давая богословское объяснение силе слова, предлагал “искать и магическое средоточие слова в том же концентре его, где нашли мы средоточие лингвистическое” (12, 267). Напомним, что этот “концентр”, эта “душа” слова есть, по Флоренскому, потебнианская внутренняя форма. Потебня не раз писал, что главное во внутренней форме, ее смысловых возможностях то, что она представляет собою образ. Образ же не сводим к улавливаемому (и то не всегда) этимологическим анализом ближайшему образному признаку слова. В образе присуктвует, по Потебне, в “сгущенном”, “сконденсированном” виде множество разнообразных смыслов. По роду научных интересов А. А. Потебне приходилось, как известно, помимо языка и литературы много заниматься изучением славянских языческих верований, как и текстов, используемых колдунами и волхвами, вообще древней мифологической образностью. Так, именно на труды А. А. Потебни опирается А. Блок в таком характерном своем эссе, как “Поэзия заговоров и заклинаний” (2). Хотя сам Потебня, вопреки А. Белому (и в отличие от него, как и иных символистов) к теме “мистики слова” не обращался, оставаясь в пределах научной филологии, однако фактический материал он всегда собирал огромный. Отталкиваясь от подобных фактов, Вяч. Иванов в разгар серебряного века напишет, что “жрецы и волхвы” знали некогда “особенное, таинственное значение” обычных слов (5, 127).
Оставим однако этого рода материал, сосредоточив внимание на ином – на христианском понимании силы слова. Так. Никодим Святогорец пишет, что “в словах молитвенных” – “в них заключен и дух молитвенный; сим же духом преисполнишься и ты, если будешь их прочитывать так, как должно, как дух какого-нибудь писателя сообщается тому, кто читает его с полным вниманием” (7, 196). А современный священник облекает обсуждение последнего семасиологического тезиса в более близкие нашему времени категории: “Такова наша природа. Фиксируя на чем-либо свое внимание, человек простирается своим биополем к данному объекту и входит с ним в контакт. Читая, например, книгу, мы невидимым образом устанавливаем связь с ее автором (даже если тот уже умер) и с тем состоянием души, в котором находился писатель в момент создания своего произведения. [. ] И вот почему так вредно читать литературу, написанную страстными, неочищенными людьми, от которых человек может заразиться их страстями, и тем более – демоническую (учителей йоги, например). Через подобные тексты читатель открывается для воздействия. ” (10, 75). Вспомнив цитированные слова св. Петра Дамаскина, можно сделать вывод, что все приведенное – как бы лейтмотив православных воззрений на данную тему. Прибавим еще суждение св. Игнатия Брянчанинова: “Если же ты позволил исписать и исчеркать скрижали души разнообразными понятиями и впечатлениями, не разбирая благоразумно и осторожно – кто писатель, что он пишет: то вычисти написанное писателями чуждыми, вычисти покаянием и отвержением всего богопротивного” (3, 113).
Таким образом, православное богословие не только развило по-своему стройную систему воззрений на слово, словесность, взятые с их семасиологической стороны, интересным образом сближаясь иногда с научно-филологическим отношением к проблеме (как в случае с А. А. Потебней), но и осветило в уникальном – религиозно-мистическом – аспекте тему ответственности писателя, вообще ответственности за произнесенное ли, написанное ли слово, художественное и нехудожественное. Или, еще раз прибегая к высказываниям святого праведного Иоанна Кронштадтского, “никакое слово не праздно, но имеет или должно иметь в себе свою силу, и горе празднословящим, ибо они дадут ответ за свое празднословие” (6, 11, 290). Эти материи инстинктивно всегда ощущала русская литература, которая ставила вопрос об ответственности писателя (гражданской, социальной, нравственной и т. д. и т. п.), пожалуй, острее, чем какая-либо другая.

I. Белый А. Мысль и язык //Логос. М., 1910.
2. Блок А. А. Поэзия заговоров и заклинаний //Блок А. А. Соч.: В 8 т Т. 5. М.-Л. 1962.
3. Брянчанинов Игнатий. Соч.: В 6 т. Спб. 1886, т. 1.
4. Дамаскин Петр. Творения. М.,1993.
5. Иванов Вяч. Борозды и межи. М., 1916.
6. Кронштадтский Иоанн. Моя жизнь во Христе. Т.I-II. Спб. 1893.
7. Никодим (Святогорец). Невидимая брань. М., 1904 (пер. св. Феофана Затворника).
8. Потебня А. А. Из записок по русской грамматике. Т.1-IV. М., 1958-1985.
9. Потебня А. А. Эстетика и поэтика. М., 1976. Ю.
10. Родион (Священник). Люди и демоны. М., 1991.
11.Флоренский П.А. Новая книга по русской грамматике //Богословский вестник, 1909. N5.
12. Флоренский П.А. Соч.: В 2 т. М., 1990.

(В тексте статьи первая цифра сноски указывает на источник, вторая обозначает номер страницы)

О силе смиренного и кроткого слова

Мы с вами, дорогие во Христе братия и сестры, сейчас вступили в поприще Успенского поста.

И хотя Успенский пост – кратковременный пост, но весьма строгий. Поэтому от нас требуется в эти дни большое внимание к себе и к своему поведению, к своим поступкам. В особенности в эти дни, оставшиеся до праздника Успения, надо обратить внимание на наш язык.

Мы ничем так много и часто не грешим, как своим невоздержанным языком. Поэтому прежде всего и обуздайте этого безудержного коня. Если мы его победим, удержимся от празднословия, преодолеем его упорство, то мы победим и все свое тело. Из многих нам известных добродетелей Преподобного Сергия списатель его жития говорит еще об одной, особенно привлекавшей к нему уважение слушающих. Это его кроткие, умилительные слова и речи. Так, повествуется, что Преподобный имел обычай каждую ночь дозором обходить келии братии и легким стуком в окно или дверь напоминать празднословящим, что для инока есть лучшее занятие – как проводить свободное время. И наутро осторожными намеками, прямо не обличая виновного, тихими и кроткими своими речами он вызывал у провинившихся раскаяние без всякой досады.

Благодаря своему кроткому слову Преподобный вызывал из глубин людских сердец добрые чувства и располагал их к себе. Так, под благодатным влиянием его слова не устоял суровейший Рязанский князь Олег, для примирения которого Преподобный приходил в Рязань. Тихие и кроткие слова старца смягчили сердце его, и он примирился с Московским князем Димитрием Донским. Поэтому слово имеет весьма большое значение. Слово – это дар Божий, который мы имеем от Господа. И поэтому нужно весьма осторожно относиться к нему.

Наше слово – есть отпечаток слова Божия. У Бога есть Слово, и у человека есть слово. У Бога Слово – это самый образ Его существа, Единородный Сын Божий. У человека слово – не пустой звук, а тоже отпечаток и образ его духа. Если бы наши слова собрать все воедино, то мы увидели бы свое собственное изображение. Слово – дар Божий, которым наделен один только человек, чем он и отличается от прочих тварей Божиих. Слово – проводник наших чувств, желаний, мыслей, радости, печали. Словом держится союз и сила человеческого рода. Отымите слово, и все ниспровергнется в человеческом роде. Когда Господь хотел наказать за горделивый помысел древних людей, намеревающихся построить башню до небес, то прибег к очень простому средству: Он смешал их языки и тем самым разрушил их тщеславную попытку.

Поэтому слово имеет очень и очень великое значение в нашем человеческом обществе. Человека словом можно убить и принести величайшее зло и бедствие человеческому обществу. И словом можно воскресить человека и сохранить целые города и государства.За всякое праздное слово, – говорит Спаситель, -какое скажут люди, дадут они ответ в день суда: ибо от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься(Мф. 12, 36-37). Слово нам дано для назидания ближних, для совершенствования, для прославления имени Божия. А не для того, чтобы из наших уст исходили гнилые, праздные, суетные, оскорбительные речи. Поэтому крайняя осторожность и умеренность в словах во все времена почиталась не только как великая христианская добродетель, но и как самое лучшее средство сохранения мирной счастливой жизни в человеческом обществе. Произнесенное наше слово – оно никогда даром не пропадает, не исчезает бесследно. Оно не возвращается назад. Но оно переходит в умы, сердца, уста других людей и рождает многочисленные чувства, пожелания, деяния, поступки. И, разросшееся в великое дерево с его плодами, оно непременно с нами встретится на Страшном Суде Божием.

Надо уметь владеть своим языком. Иметь воздержание в слове. Невоздержанное, необдуманное слово гордого человека может вызвать раздражение. Немощного – соблазнить. Болтливого может привести к осуждению и клевете. У невоздержанного в слове человека, когда он находится в гневе, всегда сыпятся изо рта бесчисленные всякие поношения, укоризны на людей – даже ближних, даже ни в чем неповинных. Невоздержанный в слове человек, оказавшись в беде, изливает целые потоки ропота и жалоб на всех и на вся. При довольстве, напротив, изливается бесчисленное количество хвастовства, самохвальства, самодовольства и превозношения. Апостол Иаков говорит:язык – небольшой член, но много делает… Он исполнен смертоносного яда. Им благословляем Бога и Отца, и им проклинаем человеков, сотворенных по подобию Божию. Из тех же уст исходит благословение и проклятие: не должно, братия мои, сему так быть. Течет ли из одного отверстия источника сладкая и горькая вода?(Иак. 3, 5, 8-12). А поэтому надо внимательно следить за тем, что мы говорим. И о чем говорим. Наше слово должно быть только доброе, только к назиданию, только к прославлению имени Божиего. Именно к назиданию и созиданию душевного спасения ближнего. Во все времена люди обращали на это большое внимание. И хотя празднословие иногда люди и терпят ради развлечения, но все равно любящие празднословить теряют уважение в глазах людей. И древние мудрецы всегда, когда принимали к себе учеников, то не спешили, но предварительно испытывали их в продолжительном молчании и только тогда оставляли при себе. Настолько они внимательно относились к подбору, к приему своих учеников.

Слово доброе всегда приносит обильные плоды. Слово злое, гнилое всегда имеет и злые последствия. История Церкви знает много таких примеров: и примеры гибельных последствий праздного злого слова, и наоборот, примеры благотворного влияния доброго и кроткого слова. Так, например, недалеко от обители преподобного Венедикта, жившего в V веке, проживали две постницы, девственницы, которые постом и молитвою служили Богу. Но несмотря на эти свои подвиги, они имели один недостаток – были не воздержаны на язык. Любили укорять и пересуживать ближнего. Преподобный Венедикт неоднократно делал им замечания и угрожал им: «я вас отлучу от причастия, если вы не исправитесь». Но они так и не исправились и в таком состоянии их застала смерть. Они умерли. Их как постниц, молитвенниц похоронили в притворе. Но благочестивые люди видели во время Литургии, когда диакон возглашал «оглашеннии, изыдите», они вставали из гробов и выходили из храма. Об этом было донесено преподобному, и он с сожалением принес о них молитву и Бескровную Жертву, и только после этого видения эти прекратились.

Читайте также:  Влияние на организм различных звуков

А вот другой пример утешительного назидания: благотворное влияние слова, которое исходит из кроткого благочестивого сердца, когда доброе слово смиряет гордых и смягчает сердца ожесточенные. В дни святого Папы Льва гунны, – дикий, воинственный народ – предводительствуемые свирепым Аттилой, покорили всю Европу. На своем пути они разрушали, сожигали все, и без всякой жалости истребляли весь народ. Разрушив 500 городов Европы, они подошли к столице Римского государства – Риму. Весь народ был в страхе и смятении, не находя в себе силы сопротивляться этим полчищам. Не устрашился только один Папа Лев. По повелению императора он вышел навстречу грозному завоевателю Аттиле, взяв с собою не воинское оружие, а оружие кроткого, доброго слова. «Аттила, – обратился к нему Папа, – ты победил всю вселенную. Теперь мы тебя просим – победи самого себя. Не разрушай нашего города. Пощади нас». Эти убедительные кроткие слова сделали более, чем войско. Аттила ответил: «Твои слова тронули мое сердце. Не знаю, кто ты, человек или Ангел, но только спасением своим Рим обязан тебе. Старец, ты одною минутою, несколькими словами сделал более, чем мои многочисленные воины. Я признаю себя побежденным тобою». Вот примеры благотворного влияния кроткого и доброго слова, которое исходит из благочестивого сердца.

Поэтому, дорогие, когда вы почувствуете, что сердце ваше возмущено каким-то огорчением, взволновано, удержите свое слово и не вступайте в ссору, а постарайтесь поспешить утолить гнев ласковым словом. И вы более сделаете, чем раздражением и досадой. Воздерживаться от многословия – это самое лучшее средство к избежанию всех зол, неприятностей как в семейной жизни, так и в общественной. Воздерживаясь так от гнева, мы этим избежим многих ссор, часто, может быть, даже очень опасных и жестоких ссор, избежим продолжительной вражды. Так велико значение доброго, мягкого слова.

Повествуется, как один отшельник, живший в пустыне, когда к нему пришли разбойники с целью ограбить его и убить, исполненный любви, принес умывальницу и предложил им умыть ноги. И, устыженные таким его вниманием, любовью, разбойники отвратились от своего злого умысла, и вообще после этого раскаялись, и от своего грабежа и от злых своих дел отстали.

Вот другой пример благотворного влияния доброго, кроткого слова и худого слова. Однажды преподобный Макарий Великий шел со своим учеником в Нитрийскую гору. Ученика он послал впереди себя. И когда ученик шел, то встретился с ним один языческий жрец, который куда-то торопился, неся с собой бревно. Увидев его, этот инок закричал: «Демон, куда спешишь?». Рассерженный жрец избил инока так, что он еле живым остался. Продолжая путь далее, жрец повстречался со святым Макарием. Преподобный, когда увидел его, то издали поприветствовал: «Здравствуй, трудолюбец! здравствуй!». Удивленный этим приветствием жрец спрашивает его: «За что ты меня так тепло приветствуешь?». Преподобный говорит: «Я вижу тебя трудящимся и куда-то спешащим. Поэтому и поприветствовал тебя». И тогда жрец сказал: «От твоего приветствия умирилось мое сердце. Я вижу, что ты великий служитель Божий. А вот впереди тебя шел чернец, который обругал меня, я избил его». И говорит преподобному: «Я не уйду от тебя пока ты меня не сделаешь монахом». Тогда они пошли и, взяв тело избитого инока, принесли его в церковь. Братия, увидев, что преподобный идет со жрецом, весьма удивились. Но через некоторое время этот жрец принял христианскую веру, затем постригся в монашество. И многие из почитавших его идолопоклонников, видя, что их жрец принял христианскую веру, оставили свое нечестие и приняли христианство. Вот поэтому поводу некто из преподобных говорит: «слово гордое и злое и доброго человека ко злу склоняет. А слово смиренное и доброе и злого человека делает добрым».

Итак, дорогие братия и сестры, памятуя эти примеры, эти наставления, оставшиеся дни Успенского поста постараемся провести прежде всего не в многословии, а в воздержании языка от всяких лишних речей, памятуя народную пословицу: «слово – серебро, а молчание – золото». Эти дни мы должны провести в тихости, смирении, в кротости, в снисходительности друг ко другу, в любви. Это будет самой лучшей жертвою для прославления Матери Божией, в честь Которой Святая Церковь и установила этот кратковременный, но строгий Успенский пост.Постимся постом приятным, благоугодным Господеви. Истинный пост есть злых отчуждение, воздержание языка, ярости отложение, похотей отлучение(1-я стихира на вечерни понедельника 1-й седмицы Великого поста). Вот истинный и приятный пост, угодный Господу. Будем друг ко другу добры, внимательны. Не будем осуждать, клеветать, злословить. Станем хранить свои уста от всякого вида гнилости, помня, что слово – дар Божий. Будем свое слово употреблять только для славы имени Божиего и для назидания и пользы наших ближних. В чем да и поможет нам Господь Бог наш Иисус Христос, Которому слава и честь ныне и присно и во веки веков.

Сила слова

Каждое слово, сказанное человеком, несет в себе большой заряд энергии и силы: либо разрушающей, либо созидательной. Своими словами мы творим себя, свое будущее, всю историю нашей жизни и окружающего нас мира. «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог…» – такими словами начинается Евангелие Иоанна, которые раскрывают нам, что послужило началом всего существующего на земле. Первая книга всего Священного Писания – Бытие, в которой описывается как творил Бог эту землю, все что на ней и нас с вами, так же подтверждает эту мысль, о силе и могуществе слова, которое творит, производит все материальное. «Сказал Бог… И стало так…»: свет, небо, земля, светила, трава, деревья, птицы, человек и т.д. Все, что нас окружает, что мы видим, вся реальность этого материального мира произошла из невидимого, духовного, посредством силы Слова Бога.

Каждый человек, как духовная личность, обладает силой творить или разрушать при помощи слов, сказанных им. Поэтому на страницах Библии очень много уделено внимания, предостережения и разъяснения о силе наших слов, правильном пользовании нашей речи, языка. «За всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда: ибо от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься». Библия говорит нам, что в день, когда каждый из нас предстанет перед престолом Божьим и Судией Праведным, мы будем отвечать за каждое слово, сказанное неосмысленно, праздно, «просто так», т.к. каждое слово несет большую силу: уничтожать, разрушать, либо созидать, создавать. Мы несем ответственность и будем отвечать за свои слова. Слова, сказанные нами, непосредственно влияют на ход нашей жизни. То, что и как мы говорим о себе, своей жизни, окружающих, является определяющей движущей силой формирования нас и событий, происходящих в нашей жизни. «…Кто не согрешает в слове, тот человек совершенный, могущий обуздать и все тело…», т.е. наше тело, душа (эмоции, настроение, состояние разума, воли, физическое здоровье), напрямую зависят от наших слов. Не случайно этим принципом творящей силы слова пользуются в медицине (психотерапия, тренинги, гипноз). С ободряющей песней (силой слова) в тяжелые времена люди шли на фронт, в атаку на врага и внутри поднималась сила и вера побеждать, т.к. в словах сокрыта великая сила.

Разрушающей силой слова пользуются колдуны, ведьмы, сатанисты и другие представители сил тьмы. Если человек боится и верит этой силе – слова разрушения, проклятия могут сработать в их жизни. Страх и негативная вера являются проводниками, каналами силы сатаны. Вера в защиту Бога и покорность (послушание) Ему является щитом для отражения всех злых, негативных слов, сказанных в наш адрес. «Как воробей вспорхнет, как ласточка улетит, так незаслуженное проклятие не сбудется». Если мы под защитой Бога, являемся Его детьми через примирение посредством Иисуса Христа, нам нечего бояться, т.к. Бог сильнее всех вместе взятых сил ада. Если мы Его дети, то Он наш Отец, который всегда оберегает и стоит на защите своих детей.

«Кто любит жизнь и хочет видеть добрые дни, тот удерживай язык свой от зла и уста свои от лукавых речей», сообщает нам апостол Петр о прямой связи и зависимости нашей жизни, наличия добрых дней в ней и слов, произносимых нами. Наши добрые слова строят добрые дни, добрую жизнь, соответственно дурные и злые слова принесут нам злую жизнь и злые дни. «Благословением праведных возвышается город, а устами нечестивых разрушается», пишет мудрый царь Соломон, т.е. через наши уста, наполненные Духом Божьим: силой молитвы (благословениями), идет устройство, созидание людей на целый город; так же через уста, слова нечестивых людей, наполненных духом злобы, действует разрушительная сила. Когда выражаются недовольство, злые, ругательные слова на тех, кто стоит у власти, кто отвечает за город – на этих людей приходит давление и может принести разрушение в их жизни. Поэтому не случайно Священное Писание призывает совершать молитвы (позитивные слова, слова благословения) за власти, чтобы город возвышался, а не разрушался и это в интересах всех живущих в нем.

Слова имеют силу, т.к. они наполнены силой нашего духа. Часто, когда о нас говорят злое, сплетничают – мы можем ощущать недомогание, головную боль, т.е. мы сталкиваемся с негативной силой духа этого человека. Иисус Христос в Нагорной проповеди учил, как мы можем побеждать злую силу негативных слов и не допускать разрушения нашего духа, души и тела через них. «Любите врагов ваших, благословляйте (говорите хорошее, позитивное) проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих и гонящих вас». Зло можно победить только добром. Когда мы поступаем по принципам Божьим, зло, посланное на нас в виде слова, не может нас достать, до нас дотронуться, прикоснуться к нам. Наши слова любви и мира к этим людям служат своеобразным отражателем всего злого, негативного, и оно, как бумеранг, возвращается к хозяевам посланного слова. Когда мы благословляем людей, мы первые, кто получает эти благословения, так же, если человек кого то проклинает, он первый получает то зло, которое он послал другому. «Кто роет яму, тот упадет в нее, и кто покатит вверх камень, к тому он воротится». Особое беспокойство и тревогу вызывает сегодня поголовное использование мата (нецензурной брани) в повседневной речи подрастающего поколения. Матерные слова имеют культовую функцию. Их корни идут от язычества, раньше они использовались в ритуальных обрядах. Мат напрямую связан с духовным миром, нечистой силой и ее воздействием в жизни людей. Многие матерные слова – это имена языческих богов, бесов. Когда выходит отрицательная энергия с силой слова, подкрепленная матом с названием половых органов, то эта отрицательная энергия направлена именно на них. Поэтому часто бывает бесплодие у девочек, урологические заболевания у подростков и в более зрелом возрасте, а так же приходит такая проблема как импотенция. Замечен интересный факт, что в странах, в национальных языках которых отсутствуют матерные слова, указывающие на детородные органы, не обнаружены заболевания Дауна и ДЦП.

Каждый взрослый человек, каждый родитель несет ответственность за будущее поколение – наших детей. Зная пагубные последствия сквернословия и матерной брани, мы не должны оставаться безучастными и проходить мимо этих тревожных фактов в жизни наших детей. Даже если наш кровный ребенок не матерится, где гарантия, что его завтра не научат те, в чье окружение он попадет? Хочется привести пример из жизни одного очень уважаемого человека, директора одного из самых крупных заводов на Украине, в назидание всем нам. Этот человек злоупотреблял своим языком и часто использовал слова матерной брани в своей речи. В зрелом возрасте, украшенном сединой, у этого человека случился инсульт. После инсульта у него исчезла и вся нормальная речь. Все, что выходило из его уст, это были только матерные слова. Дожив до седин, человек, занимавший высокий и ответственный пост, умел только материться. Дети и внуки, приходившие к нему и ожидавшие услышать мудрость из уст старца – дедушки, слышали только мат. Не дай Бог, чтобы из наших уст к концу жизни, вместо мудрости и наставления последующим поколениям, выскакивали маты.

Главное – не начало, а конец, не как мы начинали, а как продолжаем и будем заканчивать нашу жизнь. Давайте серьезно отнесемся к тому, что выходит из наших уст: слова благословения или проклятия. В конце концов, это напрямую связано с нашим будущим, с нашей жизнью и жизнью наших детей. Сегодня есть возможность через наши уста, в молитве к Всевышнему зачеркнуть свое греховное прошлое, все, что приносило нам стыд и позор, получить прощение и Божью силу, Его благодать быть наполненным новой жизнью, новым сердцем и словами жизни. Слово Божье говорит, что «…устами исповедуют ко спасению». Поэтому, если ты хочешь быть достойным примером своим детям, человеком, с которым будет приятно находиться, быть благословением для других людей, произнеси сейчас вслух и от всего сердца эту молитву: «Отец Небесный, прости мне все мои грехи, неправильные действия, поступки, мысли и слова. Я осознаю себя грешником и хочу начать новую жизнь. Я верю, что Твой Сын, Иисус Христос был распят на Голгофском кресте за мои грехи и преступления. Он умер за меня, чтобы я был прощен и получил право на новую жизнь сейчас и жизнь в вечности. Небесный Отец, я принимаю сегодня Твое прощение, Твою силу противостать любому греху. Войди в мое сердце Духом Святым и наполни меня Своей жизнью. Помоги мне обуздать свои уста и говорить слова, несущие жизнь мне и окружающим меня людям. Небесный Отец, я отдаю с сегодняшнего дня всего себя и свою жизнь в Твои любящие и заботливые руки. Аминь».

Сила слов

“Смерть и жизнь — во власти языка…” (Притчи 18:21)

Священное Писание уделяет много внимания словам человека. Мы дадим отчет Богу не только за свои поступки, но и за слова, и даже мысли и мотивы. Тогда кто-то от слов своих оправдается, а кто-то — осудится. Если это так, если слова так важны, нам стоит внимательно изучить эту тему.

Больше, чем звук

“Сколько, например, различных слов в мире, и ни одного из них нет без значения”
(Первое послание к Коринфянам 14:10)

Каждое слово имеет значение. Слова сообщают предметам наименование, придают им характеристики. В каком-то смысле именно слова делают вещи тем, чем они являются, отражают их назначение и смысл. Например, в книге Бытие читаем, что после сотворения животного мира и человека Бог поручил Адаму назвать всех животных, дать им имя.
Произнося слова, мы не просто создаем колебания воздуха. Мы передаем смысл, который они несут, определяем вещи.

Влияние слов

Слова оказывают влияние. К примеру, прочитав новость в Интернете о какой-то трагедии, мы испытываем определенные эмоции. Кто-то впадает в отчаяние, кто-то в гнев, кто-то думает, как помочь пострадавшим и т.д. Мы не были непосредственными участниками или очевидцами событий. Все, что у нас есть, — это слова, которые мы прочли. Они оказали на нас такое влияние.

Из-за слов разгораются войны, рушатся семьи, расстаются друзья, и слова же помогают тушить конфликты и примиряют врагов. Есть слова, которые убивают, и слова, которые исцеляют и спасают.

“он скажет тебе слова, которыми спасешься ты и весь дом твой”
(Деяния св. Апостолов 11:14)
“После сего слова проказа тотчас сошла с него, и он стал чист”
(Св. Евангелие от Марка 1:42)

Ответственность за слова

В связи с тем, что слова так важны, Писание называет пустословие и праздные речи грехом.

“Говорю же вам, что за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда: ибо от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься”
(Евангелие от Матфея 12:36,37)

Вести праздные речи — значит не следить за словами, не бодрствовать над тем, что говоришь. Это значит давать необдуманные обещания, которые не исполняешь, лгать, преувеличивать, роптать, оскорблять, сквернословить. От всего этого Библия нас предостерегает.

“Никакое гнилое слово да не исходит из уст ваших, а только доброе для назидания в вере, дабы оно доставляло благодать слушающим”
(Послание к Ефесянам 4:29)
“А непотребного пустословия удаляйся…”
(Второе послание к Тимофею 2:16)

Писание говорит, что быть благочестивым невозможно, если не обуздывать свой язык.

“Если кто из вас думает, что он благочестив, и не обуздывает своего языка, но обольщает свое сердце, у того пустое благочестие”
(Послание Иакова 1:26)

Эти и другие места Священного Писания побуждают нас внимательно относиться к словам и быть сдержанными в речах.

Читайте также:  Методика физвокализа

Речь мудрого и глупого

Библия противопоставляет слова праведника, мудрого человека, и глупца. В первом случае слова несут назидание, благодать, прославляют Бога. Во втором — несут разрушение и проблемы.

“Слова из уст мудрого — благодать…”
(Екклесиаст 10:12)
“Уста глупого идут в ссору, и слова его вызывают побои”
(Притчи 18:6)

Умение сдерживать себя в словах — признак разума и мудрости. Интересно, что в книге Притч Соломона глупость сравнивается с шумливой женщиной, то есть создающей много шума. В противоположность этому:

“Разумный воздержан в словах своих, и благоразумный хладнокровен”
(Притчи 17:27)

Иаков идет еще дальше и говорит, что духовное совершенство достигается путем обуздания языка.

“Кто не согрешает в слове, тот человек совершенный, могущий обуздать и все тело”
(Послание Иакова 3:2)

В связи с этим он призывает нас быть сдержанными в словах и больше слушать, чем говорить.

“Итак, братия мои возлюбленные, всякий человек да будет скор на слышание, медлен на слова, медлен на гнев…”
(Послание Иакова 1:19)

Интересное замечание по поводу слов и речи делает мудрый Соломон в книге Притчей:

“И глупец, когда молчит, может показаться мудрым, и затворяющий уста свои — благоразумным”
(Притчи 17:28)

Слова человека выказывают его глупость или мудрость. Аккуратное обращение со словом — признак благоразумия.

Правильно использовать слова

Слова христианина должны созидать, доставлять слушающим благодать. В этом мы становимся похожими на Бога, Который творил мир Словом, и Который внимателен к Своим словам. Он не лжет и выполняет обещания. У Господа нет пустых слов, не должно быть их и у нас.

Мы понимаем силу слов. Поэтому должны использовать их правильно.

“Приятная речь — сотовый мед, сладка для души и целебна для костей”
(Притчи 16:24)

Каждое слово, которое мы произносим, фиксируется на Небесах. Однажды нам предстоит отчитаться за свою речь перед Богом. Такое повышенное внимание к словам объясняется тем, что они передают смысл, влияют на других людей, на нас самих, окрашивают явления действительности в те или иные цвета.

Мы можем присоединиться к молитве псалмопевца:

“Да будут слова уст моих и помышление сердца моего благоугодны пред Тобою, Господи, твердыня моя и Избавитель мой!”
(Псалтирь 18:15)

Сила слова

В XX веке почти без взаимного соприкосновения существовало то, что говорит о “силе слова”: с одной стороны, филология как наука (стилистика – применительно к обычной речи, поэтика и риторика – применительно к речи художественной) и, с другой стороны, богословие (которое темой “силы слова” интересуется не в меньшей степени, но подходит к ней в ином плане). Впрочем, одна авторитетная филологическая концепция привлекла самое пристальное внимание богословов. Было это в Серебряный век, когда подразумеваемая концепция стала чрезвычайно популярна в литературно-художественных кругах и ее воздействие на современную словесную культуру было весьма интенсивным. Речь идет о филологической концепции А. А. Потебни.

Труды скромного харьковского профессора, скончавшегося в 1891 году, в Серебряный век заново “открыли” для себя, назвав их автора великим мыслителем, деятели русского символизма. Для их теорий, опирающихся на феномены символа, художественно-творческого синтеза – по-особому трактуемого, по-особому понимаемой стилизации и т. п., оказалось чрезвычайно близким то, как переосмыслил А. А. Потебня восходящее к античности понятие “внутренней формы”. Для Потебни внутренняя форма есть нечто центральное и в языке, и в стиле художественной словесности. По Потебне, внутренняя форма, как известно, образует сложную иерархию (внутренняя форма слова – словосочетания – фразы – строфы – абзаца – главы – части. – вплоть до внутренней формы произведения как целого). Символистов в соответствии с их творческими устремлениями заинтересовал, пожалуй, более всего круг вопросов, связанных с внутренней формой слова и образного словосочетания – тропа (в особенности символа), да и вся потебнианская концепция была воспринята сквозь призму мистического символистского мировидения. Так, А.Белый в работе, в подражание знаменитому труду Потебни названной им “Мысль и язык”, писал: “От лингвистики, грамматики и психологии словесных символов приходит Потебня к утверждению мистики самого слова. “. На деле в работах А. А. Потебни нет прямых утверждений этого рода. Но значит ли последнее, что А. Белый совершенно произвольно приписал его концепции данную черту?

Цитированная брошюра А. Белого опубликована в 1910 году, однако еще годом ранее в “Богословском вестнике” вышла статья П. А. Флоренского “Новая книга по русской грамматике”, где молодой теолог, будущий священник, тоже в восторженном тоне отзывается о концепции Потебни, называя его даже “святым от науки”. Флоренский в качестве богослова отнюдь не одинок в своем внимании к слову и языку. Его старший современник святой праведный Иоанн Кронштадтский записывал в своем дневнике “Моя жизнь во Христе”:

“Словесное существо! Помни, что ты имеешь начало от слова Всетворца и в соединении (через веру) с зиждительным словом, посредством веры, сам можешь быть зиждителем вещественным и духовным”.

“Помни, что в самом слове заключается возможность дела; только веру твердую надо иметь в силу слова, в его творческую способность”.

Если вернуться к символистам, то их мистика опиралась именно на веру в “силу и совершимость слова” – впрочем, эта вера, что важно, символистами с их теософскими, оккультными, гностическими увлечениями извращалась в явно не христианском, а то и антихристианском духе. Такие их теоретики, как уже цитированный А. Белый или Вяч. Иванов, в своих мечтах о придании художественному символу мистических энергий предпочитают ссылаться не на христианские молитвы, а на источники совсем иного рода – на “заговоры и заклинания” языческих “жрецов и волхвов”, на практику колдунов и магов. Православие, как известно, не отрицает определенной действенности колдовских словесных текстов, однако четко указывает, что “помощь” практикующему чародею приходит от злых сатанинских сил. Такая “помощь” таит огромную опасность: “Кто в каком слове упражняется, – на заре христианства писал св. Петр Дамаскин, – тот получает свойство того слова, хотя этого и не видят неопытные, как видят имеющие духовность”. В православных святоотеческих текстах содержится множество примеров исполнения молитв – чудесных спасений, исцелений и т. д. (констатируем это как факт, не пытаясь вдаваться в разбор такого рода свидетельств). Обычно описывается исполнение какой-либо конкретной молитвенной просьбы, обращенной верующим к Богу. Но вот интересный случай иного рода, рассказанный в относительно недавнее время нашим православным святым епископом Игнатием Брянчаниновым, образованнейшим богословом, ярким писателем, современником Тургенева и Гоголя. Его посетил в монастыре пришедший в Россию с самого Афона монах, в котором св. Игнатий заметил “что-то особенное”, а беседа с монахом обнаружила, что тот “в самодовольстве, в восторге от себя, в самообольщении, в прелести” (то есть в сатанинском прельщении – Ю. М.). При этом, что особенно интересно, оказалось, что пришелец с Афона способен ходить в зимний мороз без теплой одежды, может почти ничего не есть, не спать и носит тяжелые вериги. Св. Игнатий рассказал тогда гостю, что проводит якобы “развлеченную жизнь” и потому сам не способен опробовать описанный Святыми Отцами особый способ молиться “со вниманием”, но просит сделать так пришельца. Тот усмотрел в этой просьбе комплимент своей “святости” и охотно согласился.

И вот всего через несколько дней такой молитвы монах, подобно обычным людям, стал зябнуть на морозе, испытывать потребность в еде и сне и, ошеломленный, поспешил снять с себя и вериги. Естественно, молился он Богу о своем помиловании, а не об отнятии у своего организма всех этих “чудесных” свойств, – то есть соответствующих именно им слов не произносил. Но лишился как раз их, хотя впрямую не просил об этом и явно на это не рассчитывал.

Опять-таки не дерзая на личный комментарий приведенному свидетельству (фактическая достоверность которого несомненна), обратим внимание, что П. А. Флоренский, давая богословское объяснение силе слова, предлагал “искать и магическое средоточие слова в том же концентре его, где нашли мы средоточие лингвистическое”. Напомним, что этот “концентр”, эта “душа” слова есть, по Флоренскому, потебнианская внутренняя форма. Потебня не раз писал, что главное во внутренней форме, ее смысловых возможностях то, что она представляет собою образ. Образ же не сводим к улавливаемому (и то не всегда) этимологическим анализом ближайшему образному признаку слова. В образе присутствует, по Потебне, в “сгущенном”, “сконденсированном” виде множество разнообразных смыслов. По роду научных интересов А. А. Потебне приходилось, как известно, помимо языка и литературы много заниматься изучением славянских языческих верований, как и текстов, используемых колдунами и волхвами, вообще древней мифологической образностью. Так, именно на труды А. А. Потебни опирается А. Блок в таком характерном своем эссе, как “Поэзия заговоров и заклинаний”. Хотя сам Потебня, вопреки А. Белому (и в отличие от него, как и иных символистов), к теме “мистики слова” не обращался, оставаясь в пределах научной филологии, однако фактический материал он всегда собирал огромный. Отталкиваясь от подобных фактов, Вяч. Иванов в разгар Серебряного века напишет, что “жрецы и волхвы” знали некогда “особенное, таинственное значение” обычных слов.

Оставим, однако, этого рода материал, сосредоточив внимание на ином – на христианском понимании силы слова. Так, Никодим Святогорец пишет, что в словах молитвенных “заключен и дух молитвенный; сим же духом преисполнишься и ты, если будешь их прочитывать так, как должно, как дух какого-нибудь писателя сообщается тому, кто читает его с полным вниманием”. А современный священник, о. Родион в книге “Люди и демоны” облекает обсуждение последнего семасиологического тезиса в более близкие нашему времени категории: “Такова наша природа. Фиксируя на чем-либо свое внимание, человек простирается своим биополем к данному объекту и входит с ним в контакт. Читая, например, книгу, мы невидимым образом устанавливаем связь с ее автором (даже если тот уже умер) и с тем состоянием души, в котором находился писатель в момент создания своего произведения. [. ] И вот почему так вредно читать литературу, написанную страстными, неочищенными людьми, от которых человек может заразиться их страстями, и тем более – демоническую (учителей йоги, например). Через подобные тексты читатель открывается для воздействия. “. Вспомнив цитированные слова св. Петра Дамаскина, можно сделать вывод, что все приведенное – как бы лейтмотив православных воззрений на данную тему. Прибавим еще суждение св. Игнатия Брянчанинова: “Если же ты позволил исписать и исчеркать скрижали души разнообразными понятиями и впечатлениями, не разбирая благоразумно и осторожно – кто писатель, что он пишет: то вычисти написанное писателями чуждыми, вычисти покаянием и отвержением всего богопротивного”.

Таким образом, православное богословие не только развило по-своему стройную систему воззрений на слово, словесность, взятые с их семасиологической стороны, интересным образом сближаясь иногда с научно-филологическим отношением к проблеме (как в случае с А. А. Потебней), но и осветило в уникальном – религиозно-мистическом – аспекте тему ответственности писателя, вообще ответственности за произнесенное ли, написанное ли слово, художественное и нехудожественное. Или, еще раз прибегая к высказываниям святого праведного Иоанна Кронштадтского, “никакое слово не праздно, но имеет или должно иметь в себе свою силу, и горе празднословящим, ибо они дадут ответ за свое празднословие”. Эти материи инстинктивно всегда ощущала русская литература, которая ставила вопрос об ответственности писателя (гражданской, социальной, нравственной и т. д. и т. п.), пожалуй, острее, чем какая-либо другая.

Доктор филологических наук, профессор Юрий МИНЕРАЛОВ

Сила Слова Божьего

«Как дождь и снег нисходит с неба и туда не возвращается, но напояет землю и делает ее способною рождать и произращать, чтобы она давала семя тому, кто сеет, и хлеб тому, кто ест, – так и слово мое, которое исходит из уст Моих, – оно не возвращается ко Мне тщетным, но исполняет то, что Мне угодно, и совершает то, для чего Я послал его». Исая 55:10-11.

Если бы я был апостол Иоанн, то я бы обратился к вам так: «Я хочу вам рассказать и поразмышлять вместе с вами о том. Что было от начала, что мы слышали, что видели своими глазами, что рассматривали, и осязали руки наши, о Слове жизни, Которое было у Бога и Само было Богом, но стало Человеком Иисусом Христом, через Которого все и для Которого все и всё Им стоит, движется и существует. О Слове, Которое есть Дух и жизнь, Которое оживотворяет, созидает, рождает, возносит и низводит царей, обличает грешников и благословляет смирённых. Которое призывает одних к вечной жизни и осуждает других на веки веков. Точно так же как дождь и снег, которые могут быть источниками обильных урожаев, а могут разрушить всё вокруг (смотря для чего, Бог посылает их – любо как благословение, либо как наказание).

Итак, о Слове Божьем. Давайте же действительно поразмышляем о слове Бога на основании 11 стиха 55 главы Богодуховенной книги пророка Исаии. Что же Бог, через пророка, говорит о слове Своем, и что мы читаем?

1 – что это Слово Бога;
2 – что оно исходит из уст Его;
3 – что оно не возвращается у нему тщетным;
4 – что оно, то есть Слово исходящее из уст Господа, исполняет то, что угодно Богу, Его волю и намерения;
5 – что Слово совершает то, для чего Бог послал его (предназначение, дело).

Но, прежде чем продолжить наше размышление на основании написанного Слова Божия – Библии, я хочу сказать сразу же, что не собираюсь разбираться о всех свершениях Слова Божия, но хочу рассмотреть лишь одну сферу деятельности чудной, сверхъестественной способности Слова Божия возрождать духовных мертвецов и рождать их для жизни во Христе Иисусе. Сразу же оговорюсь, что под словом «возрождение» я понимаю значение – «зачатие жизни заново, духовное пробуждение, восстановление в прежнем, духовном состоянии, которое было у Адама до грехопадения». А под словом «рождение», значение – «выход из утробы, рождение в мир Божий, рождение чада Божия, через соединение со Христом, Духом Святым». Это два аспекта, два момента одного процесса, появление на свет нового творения во Христе Иисусе. И как родившийся ребенок является сыном своих родителей по факту рождения, так и духовное рождение привод родившегося от Духа Божия к усыновлению через Иисуса Христа, по факту его рождения свыше от Бога.

Примечание: если возрожденный человек исповедует пред Богом дарованную веру в Иисуса Христа и добровольно принимает крещение во имя Иисуса Христа, даже если и не имеет полного наставления о крещении, то он получает Духа усыновления от Бога в тот же миг. Хотя твердо убежден, что правильное наставление в вере обо всех аспектах учения Христова (Евр. 6:1,2.) влечет за собой положительный результат в дальнейшей жизни Христианина и, наоборот, к формализму, младенчеству, фарисейству.

Апостол Иоанн возвещает: «Смотрите, какую любовь дал нам Отец, чтобы нам называться и быть детьми Божьими. Мир потому не знает нас, что не познал Его. Возлюбленные! Мы теперь дети Божии…»(1Ин.3:1,2), хотя это еще не открылось явно, но откроется в свое время. Но, слава Богу, что истинные дети Божьи могут 100% положиться на Слово Его, не прибегая к каким-либо материальным или документальным доказательствам, т.к. сама Библия и есть вернейший Божий документ, на который мы можем опереться. Но также и Дух Святой, живущий в детях Божьих, свидетельствует нам, что мы дети Отца Небесного через веру в Иисуса Христа и во Христе Иисусе.

Но вернемся к нашей теме. Действие слова Божия в процессе нового рождения, нового творения для Царства Небесного. Еще раз обратим внимание на 11 стих в 55 главе книги Исаии.
Итак, слово Бога исходя из уст Его, не возвращается к Нему тщетным, но исполняет волю Божию и совершает то, для чего оно было послано.
На основании стиха мы можем сделать вывод, что Бог не занимается пустословием, но слово Его не расходится с делом, а дело не расходится со словом. Так же мы знаем, что Бог изрекал слово для создания вселенной, неба и земли, солнца и звезд, растений и животных, а также и человека. И что оно действительно исполнило то, для чего было послано, не возвратилось к Богу тщетным, чему мы ныне все свидетели, и чему не только мы, но и вся вселенная воздает славу Господу Богу.
В первом послании апостола Петра в 1:23 в обращении к детям Божьим говорится: «…постоянно любите друг друга от чистого сердца, как возрожденные не от тленного семени, но от нетленного, от слова Божия, живого и пребывающего вовек». И далее продолжает в 25 стихе «…а это есть то слово, которое вам проповедано». А в послании апостола Иакова 1:18 говорится так «Восхотев, родил Он нас словом истины, чтобы нам быть некоторым начатком Его созданий». И я думаю, что все дети Божии, в которых пребывает Дух Христов (Рим.8:9), согласятся с тем, что эти слова относятся ко всем ныне родившимся свыше, как и к тем, кто стали детьми Божьими до нас и будут после нас.
Но давайте проанализируем эти два стиха и извлечем все то, что относится к нашей теме – действие Слова Бога в деле рождения нового творения. Что же мы видим?

Читайте также:  Тибетские поющие чаши

1. Мы возрождены от нетленного семени.
2. Это нетленное семя есть Слово Бога.
3. Это Слово живое.
4. Это Слово вечное.
5. Это слово пришло к нам через проповедь (проповедь Иисуса Христа, пророков, проповедников и всех, кто сам оживотворился от этого слова).
6. Слово Божие сравнивается, и при том не напрасно, с оплодотворяющим семенем человека. Поскольку и одно, и другое производит жизнь, но эту жизнь семя производит не на пустом месте, не из воздуха, но оплодотворяет в первом случае человеческую яйцеклетку, во втором – находящийся в духовном, летаргическом сне дух человека, т.е. производит возрождение.
7. Что это рождение происходит по воле Бога, по его хотению, а не по нашему.
8. Опять же говорится о том, что рождение происходит от слова истинного, т.е. Божия.
9. И это наше рождение, это только начало нашей жизни в духе.
10. Можем сделать вывод в контексте всей Библии, что Бог начав процесс создания из нас нового творения, доведет его до конца ( «Будучи уверен в том, что начавший в вас доброе дело будет совершать его даже до дня Иисуса Христа». Фил.1:6; «Сам же Бог мира да освятит вас во всей полноте, и ваш дух и душа и тело во всей целости да сохранится без порока в пришествие Господа нашего Иисуса Христа.
Верен Призывающий вас, Который и сотворит [сие]». 1Фесс.5:23,24)

Но далее я хотел бы исследовать процесс нового рождения, нового творения из старого, греховного в свете двух противопоставлений и сравнений, которые используются в Библии, а именно:

1. Слово, как семя оживотворяющее.
2. Мертвый и живой, труп физический и человек живой, труп духовный (душевный человек) и возрожденный, рожденный свыше, духовный человек.

Я так думаю, что эти сравнения и противопоставления не зря даны нам, т.к. нам легче понять на конкретных примерах то, что хочет сказать нам Бог. А также, я думаю, что они отражают полнейшую реальность происходящих событий, как в жизни физической, так и в жизни невидимой, духовной, и то истинное состояние человека, в котором он находится до рождения свыше и после него. Что я подразумеваю под этим? Что если Библия говорит о мертвом физически, то это значит, что речь идет о трупе человека со всеми вытекающими отсюда последствиями, т.е. нет никакой жизни, никаких проявлений ее, это набор молекул и атомов, в котором идет процесс разложения, распада.
Тоже самое Библия подразумевает, когда говорит о душевном, не возрожденном человеке, о духовном трупе. В нем нет никаких проявлений духовной жизни, в нем происходит процесс духовного распада, который завершится его физической смертью и захоронением в аду, при условии если Господь по благодати Своей, сверхъестественным образом, не оживотворит его и не родит заново, духовно для вечной жизни во Христе, подобно тому, как это было с Лазарем, когда Христос оживил его, хотя это было лишь физическое оживотворение.
И прежде всего я начну с рассмотрения и исследования по слову Божиему объекта в котором Бог производит свое сверхъестественное, оживотворяющее действие семенем Своим нетленным, т.е. словом Божьим.
Итак, человек душевный, плотской – духовный труп, не возрожденный грешник, чадо гнева Божия. Что же о нем говорит слово Бога?

Еф.2:1-3. И вы и мы, пишет Павел, были мертвыми по преступлениям и грехам, в которых жили по обычаю мира этого (не Божьего), по воле сатаны, который действует в сынах противления, и все мы жили по нашим плотским похотям, исполняя желания плоти и помыслы плоти, являясь чадами гнева Божия также, как и все прочие.
Дела плоти известны – Гал.5:17-21.«Ибо плоть желает противного духу, а дух – противного плоти: они друг другу противятся, так что вы не то делаете, что хотели бы.
18 Если же вы духом водитесь, то вы не под законом.
19 Дела плоти известны; они суть: прелюбодеяние, блуд, нечистота, непотребство,
20 идолослужение, волшебство, вражда, ссоры, зависть, гнев, распри, разногласия, (соблазны), ереси,
21 ненависть, убийства, пьянство, бесчинство и тому подобное. Предваряю вас, как и прежде предварял, что поступающие так Царствия Божия не наследуют».
Итог таков, что духовный труп Царства Божьего не наследует.
Так же в Рим.3:10-18 описываются дела духовных трупов, начиная со слов «нет праведного ни одного; нет разумевающего; никто не ищет Бога», и заканчивая «Нет страха Божия перед глазами их».
Вопрос 1: Может ли физический труп чего-либо хотеть, искать, бояться? Даже дети знают, что нет.
Вопрос 2: Может ли духовный труп хотеть духовного, искать Бога, иметь страх пред Богом? Ответ тот же, нет. Подтверждение тому в 1Кор.2:14. «Душевный человек (труп) не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почитает (по плоти, душевно) это безумием (т.к. имеет плотское, извращенное и пораженное грехом мышление); и не может разуметь, потому что о сем надо судить духовно». А в противопоставление сказано «Но духовный судит о всем (т.е. и о душевном, видимом и о духовно невидимом), а о нем судить никто не может (т.е. всякий душевный)». Но для того, чтобы судить духовно, принимать и понимать духовное, нам необходимо возродиться от Духа Божия и Его слова. 1Кор.2:4-13.
Но хочу подчеркнут, что оживотворяющее слово Бога не действует без Духа божия, а Дух божий ничего не производит без слова Божия, но только лишь в полном единении и согласии друг с другом. Я еще раз подчеркиваю, оживотворяющее слово Бога, а не просто слово, сказанное человеком, даже если он проповедует его из Библии. Если Дух Святой в это время не касается сердца человека, духа его, он остается не оплодотворенным. А это происходит в том случае, если в этот момент Бог не посылает слово Своё для возрождения, но для обличения и осуждения. Но мы еще раз вернемся к этому вопросу. Ин.6:63 «Дух животворит; плоть не пользует нимало. Слово, которое говорю Я вам, суть дух и жизнь». Слова, которые исходят из уст Господа и Бога нашего являются духом и жизнью. И производят то, для чего они посланы.

Итак, чтобы знать духовное, понимать духовное, принимать духовное, исповедовать духовное, верить в духовное, мы должны принять духа Бога, как утверждает слово Божие. «Но мы приняли Духа от Бога, чтобы знать духовное» в 1Кор.2:4-16. с этим утверждением перекликается и другой текст в Библии и является еще одним удостоверяющим то, что прежде того, как мы уверуем и исповедуем свою веру пред Богом, прежде чем мы придем ко Христу и Богу Отцу через Христа, мы должны быть возрожденными.
Ин.6:44,45,65. «Никто не может придти ко Мне, если не привлечь его Отец, пославший Меня; и Я воскрешу его в последний день» (его, т.е. того, кого привлек Отец ко Христу), (влечет любовью и Духом Своим).
«У пророков написано: и будут все научены Богом (все, кого Отец привлек ко Христу). Всякий, слышавший от Отца и научившийся, приходит ко Мне».
«И сказал: для того-то и говорил Я вам, что никто не может придти ко Мне, если то не дано будет ему от Отца Моего».

Итак, что мы видим и что утверждает слово Божие?
1. Никто сам по себе не может прийти ко Христу, если не привлечет человека отец Христа.
2. Все, кого Отец привлекает ко Христу, будут Им же и научены духовному.
3. Чтобы быть наученными, эти люди должны быть способны слышать слово, которое есть дух, и исходит, естественно, от Духа.
4. Всякий слышавший слово Отца и научившийся, не остается бездейственным, но приходит ко Христу.
5. В свете Исаии 55:11 мы понимаем, что это действие слова Бога в человеке , которое живо и действенно, совершило то, для чего было послано, а послано было для того, чтобы его услышали, научились и пришли ко Христу.
6. Мы также понимаем, что это произошло со всяким, пришедшим ко Христу, потому что это было дано ему свыше от Отца, т.е. это дар благодати Божией.
7. Мы также можем утверждать, что слово, посланное в сердца всех, пришедших ко Христу, исполнило волю Отца Небесного на основании слов Иисуса Христа, казанных в Ин.6:40 «Воля Пославшего Меня есть та, чтобы всякий видящий Сына и верующий в Него, имел жизнь вечную; и Я воскрешу его в последний день». Об этом же говорит и Апостол Павел – «Ибо кого Он предузнал, тем и предопределил быть подобными образу Сына Своего, дабы Он был первородным между многими братиями. А кого Он предопределил, тех и призвал, а кого призвал, тех и оправдал; а кого оправдал, тех и прославил.» Рим.8:29,30.

Дух действует в полнейшем согласии со Словом, а Слово, ставшее плотью, действует в полнейшем согласии с Отцом Небесным. И Дух и Слово исполняют волю Бога – Дух через слово возрождает, Христос через Дух воскрешает спасенного в последний день. «Ибо все из Него, Им и к Нему. Ему слава во веки, аминь» (Рим.11:36).

Итак, подведем итог нашего исследования и размышлений над словом написанным:
– душевный человек – это духовный труп, в котором нет никаких проявлений духовной жизни, но все признаки духовного разложения, распада, конец которого в аду. Он ни на что духовное не способен сам по себе, и ничто духовное для него не существует, а является безумием. Он не может ни желать духовного, ни стремиться к нему, ни принять его. И это касается всех живущих на земле во все времена;
– для того, чтобы душевного человека спасти, его нужно возродить, т.е. вернуть его к духовной жизни; после чего он станет способным слышать, понимать, принимать, верить, стремиться и исповедовать духовное;
– это сверхъестественное действие производит по Своему благоволению Бог Отец с теми, кого Он избрал прежде создания мира к тому, чтобы они стали Ему детьми и братьями Иисусу Христу. Это дар неизреченной благодати, возлюбившего нас, Отца Небесного;
– это возрождение, т.е. освобождение избранных, Бог производит словом и Духом. Для этого слово посылается Отцом через проповедующих спасение, а Дух Святой подкрепляет это слово действием державной силы Своей;
– Бог является инициатором и источником возрождения и рождения свыше. Человек – объектом любви Божьей. Слово и Дух являются средством и энергией, производящими в исполнение желание и волю Пославшего Их;
– в свете прочитанного в Библии, в согласии с несколькими утверждениями слова Бога и слов Иисуса Христа, когда Он пребывал на земле, мы также можем утверждать:
– что все те, кто не будет спасен, погибнут потому, что к ним слово Бога не было послано для возрождения и Дух Святой не произвел с ними рождения свыше. Ибо если бы Господь послал Свое Слово в их сердца для рождения, то оно бы произвело то, для чего было послано и обязательно бы исполнило волю Пославшего его. И мы знаем причину, по которой Бог не послал Свое слово для возрождения этих несчастных. Причина в том, что это дети дьявола, семя его, о котором Господь Бог провозгласил, когда положил вражду между дьяволом и женою, и между семенем его(дети дьявола) и между семенем её(Христос и Церковь в Нём)Быт.3:15.
Это подтверждает и Господь Иисус –
31 Тогда сказал Иисус к уверовавшим в Него Иудеям: “Если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики,
32 и познаете истину, и истина сделает вас свободными”.
33 Ему отвечали: “Мы семя Авраамово и не были рабами никому никогда; как же Ты говоришь: сделаетесь свободными?”
34 Иисус отвечал им: “Истинно, истинно говорю вам: всякий, делающий грех, есть раб греха.
35 Но раб не пребывает в доме вечно; сын пребывает вечно.
36 Итак, если Сын освободит вас, то истинно свободны будете.
37 Знаю, что вы семя Авраамово; однако ищете убить Меня, потому что слово Мое не вмещается в вас.
38 Я говорю то, что видел у Отца Моего; а вы делаете то, что видели у отца вашего”.
39 Сказали Ему в ответ: “Отец наш есть Авраам”. Иисус сказал им: “Если бы вы были дети Авраама, то дела Авраамовы делали бы.
40 А теперь ищете убить Меня, Человека, сказавшего вам истину, которую слышал от Бога: Авраам этого не делал.
41 Вы делаете дела отца вашего”. На это сказали Ему: “Мы не от любодеяния рождены; одного Отца имеем, Бога”.
42 Иисус сказал им: “Если бы Бог был Отец ваш, то вы любили бы Меня, потому что Я от Бога исшел и пришел; ибо Я не Сам от Себя пришел, но Он послал Меня.
43 Почему вы не понимаете речи Моей? Потому что не можете слышать слова Моего.
44 Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего. Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи.
45 А как Я истину говорю, то не верите Мне.
46 Кто из вас обличит Меня в неправде? Если же Я говорю истину, почему вы не верите Мне?
47 Кто от Бога, тот слушает слова Божии. Вы потому не слушаете, что вы не от Бога”.(Иоан.8:31-47.)
Но утверждать, что человек не возродился потому, что не захотел принять слово Бога и отверг его, в то время как Господь хотел его возродить, это значит ставить человека выше Бога, человека делать могучее Всемогущего Бога и волю человека сильнее воли Бога -( Итак, возлюбленные мои, как вы всегда были послушны, не только в присутствии моем, но гораздо более ныне во время отсутствия моего, со страхом и трепетом совершайте свое спасение, потому что Бог производит в вас и хотение и действие по [Своему] благоволению. Фил.2:12,13).
Я так думаю, что нет ничего более глупого, чем утверждать такое, и полагаю, что только невежество в Писании может порождать такие утверждения. Христос так говорил: «заблуждаетесь, не зная Писаний, ни силы Божией…» (Мат.22:29). Предлагаю желающим действительно разобраться в этом вопросе и познать истину, молитвенно и вдумчиво прочесть из Библии следующие стихи в контексте:Пл.Иер.3:37-39; Ис.46:9,10; 1Кор.1:18-25; 2Кор.2:14-16; Деян.13:48; Рим.9:6-28.
И точно так, как Слово и Дух исполняют волю Пославшего их, так и человек возрожденный не может не исполнить волю Отца Небесного, поскольку, как мы читали из Писания, Бог производит в нём, и желание,и действие по Своему благоволению. А поэтому, будучи движим Духом Святым – поверив, покается, исповедует веру, признав имя Господа Иисуса Христа, примет крещение во имя Иисусу Христа и получит Духа Святого, Духа Усыновления, ибо, подчёркиваю ещё раз, движим во всем этом Духом Божьим и влечется ко Христу любовью Бога Отца по благодати Иисуса Христа.

Кто может устоять? Все избранные спаслись до сего дня, а также спасутся и в будущем. Ибо слово Божие не посылается напрасно, но исполняет то, для чего оно послано.

Слава и хвала за это Единому и истинному Богу Отцу и Сыну и Духу Святому! Аминь.

Ссылка на основную публикацию